Секс по телефону LineEro Logo
Секс по телефону LineEro Call

Набери 0910 Погрузись в мир своих фантазий!

Секс по мобильному телефону

по номеру 0910 ВСЕГО 35.00 рублей за минуту.

Секс по телефону позвонить

Хочешь услышать откровенные истории девушек? Позвони 0910

Ева групповой секс

Ева

Оля анальный секс

Оля

Наталья мокрая киска

Наталья

Алена с большой грудью

Алена

Снежана скромная девушка

Снежана

Эротическая история

Это была обычная, как принято сейчас говорить, корпоративная вечеринка. Правда, не совсем обычная для меня: я проработала здесь всего три месяца и подобные мероприятия были мне внове — на прежнем месте моей работы ничего подобного не проводилось. Отчасти поэтому, немного волну¬ясь, словно перед экзаменом, я специально для этого случая надела новый, очень красивый и чертовски дорогой деловой костюм. Все вокруг казалось таким веселым, милым, прекрасным! Я чувствовала себя как. пирог, вокруг которого беспрестанно кру¬жилось полдюжины охочих до сладкого мух: мужчины, нарядные, гладковыбритые, слегка хмельные, активно старались использовать представившейся возможность неформального общения, чтобы взять меня в оборот. Все молодые незамужние сотрудницы фирмы уже были «распределены», и только я оставалась еще «ни за кем». И, надо сказать, делали она это не без успеха.
Любимое мартини не могло оставить меня равнодушной. Оно так неожиданно и приятно обострило мои и без того яркие ощущения от всего происходящего! То один, то другой мужчина приглашал меня на танец и влажно шептал мне что-то на ухо. Я дурашливо хихикала и делала вид, что не замечаю, как они все сильнее прижимают меня к себе и трутся об меня своей окрепшей твердостью. Мне это почти удается — не замечать. Но это не удается моему телу — и моя помокревшая киска в открытую сигнализирует мне об этом. Я уже почти готова ответить утвердительное на одно из пылких предложений «тихонько улизнуть прямо сейчас и со скоростью такси отправится туда, где меня ждет чашечка ароматного кофе», но я уже занята.
Честное слово, мне даже жаль отказывать кое-кому из моих сослу¬живцев, но я уже договорилась — ровно в одиннадцать за мной заедет мой новый друг, изменить ничего нельзя, и поэтому я выну¬ждена стоять под натиском полдюжины воспылавших ко мне страстью мужчин, словно фригидная твердыня.
Только не надо думать, что я соблазнилась на «320-ый» «Мерседес» своего нового знакомого — хотя у меня сроду не было приятеля с «Мерином», но дело, конечно, было совсем не в этом. И не в моих мечтах о «красивой жизни», двери в которую этот импозантный 30-летний мужчина был готов для меня распахнуть. И уж, тем более, не в том, что костюм, в котором я сегодня была, купил мне именно он. Просто я понравилась ему, а он — мне. Разве мало незамужних 24-летних женщин время от времени заводят себе новых друзей? Когда я садилась в шикарную, блестящую лаком и хромом машину, в окна на нас с завистью смотрели все полтора десятка сотрудников нашей фирмы. Женщины — завидовали мне, а мужчины — моему другу, который увозил от них в темную ночь «сладкий пирог», от которого ни одному из них не обломилось даже маленького кусочка.
Приятно все-таки, черт возьми, ехать на кожаном сиденье «Мерседеса» по ночному городу, за рулем которого — мужчина, такой же шикарный и надежный, как и его мощная и безотказная машина. С таким настолько спокойно, что сразу хочется довериться во всем. Что я, конечно, и делаю.
За затемненными окнами приглушенно мелькают разноцветные огни ночного города. Мимо проносятся яркие фасады дорогих магазинов, ресторанов, ночных клубов, казино. Я еще не была ни в одном из них, но провожаю их таким взглядом, словно двери в любой из них для меня уже широко раскрыты.
Поворачиваю голову и почти с любовью смотрю на своего спутника. Он тоже смотрит на меня и тоже — почти с любовью. Потом вновь устремляет внимательные глаза на дорогу. Я тоже смотрю на дорогу. Кресло такое уютное, а мотор гудит так убаюкивающее ровно, что уже через несколько минут меня начинает клонить в сон. Ах, это мартини!..
Скоро я поддаюсь дремоте и прикрываю глаза. Я даже не задумываюсь над тем, куда меня мчит эта шикарная машина с моим новым другом за ее рулем.
Просыпаюсь от тишины. Машина стоит в гараже — таком же большом, как и она сама. Моего кавалера рядом нет. Я вижу в зеркало заднего вида, как он закрывает за нами ворота, и, чуть помедлив, не без сожаления выбираюсь из нагретого кожаного салона.
На ресторан или ночной клуб я сегодня и не рассчитывала. Ужин при свечах в жилище моего нового друга представлялся мне не менее романтичным завершением этого замечательного вечера. Чувствуя необходимость взглянуть на себя в зеркало, я оглядываюсь вокруг и, не найдя ничего подходящего, вглядываюсь в свое отражение в затемненном стекле «Мерседеса».
Я вижу, как мой друг приближается ко мне сзади. Кажется, он улыбается, но я не уверена — в стекле плохо различимо его лицо. Впрочем, скорее всего, улыбается — ведь иначе и не может быть. Я улыбаюсь ему в ответ. Вижу, как он поднимает руку. Наверное, сейчас он опустит ее на мое плечо. Жду прикосновения, чтобы обернуться и в ответ обнять его за плечи. Дальше все было как во сне.
Ни слова ни говоря, он взял меня за волосы и развернул к себе лицом. От неожиданности я даже не почувствовала боли и, повернувшись, удивилась, увидев напротив себя чужое и лишь чем-то отдаленно знакомое мне лицо. И вот я вижу, как его лицо уплывает куда-то вверх, и не сразу понимаю, что я стою перед ним на коленях — прямо на грязном цементном полу. Передо мной — его брюки. Я вижу быстрое движение мужской руки, слышу звук молнии — и в губы мне упирается гигантская лиловая головка члена, нет, точнее, хряща сантиметров, кажется, на двадцать пять, который, от неожиданности открыв губы, я машинально впускаю. Бог мой, да что же я делаю?! — затуманившееся от шока сознание начинает проясняться. Я языком выталкиваю член изо рта и быстро встаю, и тут же получаю пощечину — такую звонкую, оглушительную, болезненную, что она скорее похожа на удар. Слезы вылетели из моих глаз, ноги сами собой подкосились, и я, словно решившая показать свой норов шлюха, снова оказалась коленями на грязном полу.
Мужские пальцы тут же снова больно сомкнулись на моих волосах, а в лицо опять уперся огромный мужской член. Но я еще не покорена этим. даже не знаю, как его теперь назвать, существом. Сжав зубы, брезгливо отворачиваюсь от гадкого «угощения», и тут же, одна за другой, получаю две такие пощечины по ушам, что у меня сначала ярко вспыхивает, а потом темнеет в глазах. Сквозь наступившую темноту слышу:
- Ты будешь сосать, потаскуха?! Нет, будешь! Соси!..
Кому это он говорит?.. Не сразу, как-то ватно доходит, что мне. Кто-то всхлипывает. Кто тут еще может всхлипывать?.. Бог мой, кажется, это я.
Огромная тугая головка нетерпеливо тыкается мне в губы:
- Заснула, дрянь? Открывай пасть!.. Соси!
Мои губы сдаются и разжимаетесь. Жесткий хрящ тут же вгоняется в меня по самые гланды. Я давлюсь и хриплю. Начинаю задыхаться. Но быстро приноравливаюсь и двигаю деснами.
- Так-то лучше!.. — одобрительно слышу я сверху. Почему-то я этому рада. Во всяком случае это значит, что больше меня не будут бить. Глаза все больше наполняются слезами, они катятся вниз. Я машинально поднимаю руку и размазываю по щеке тушь. Случайно чуть задеваю его член. И тут же получаю сильный шлепок по ладони:
- Руками не трогать! Работать только пастью! Ты поняла?!
Я так ошеломлена и испугана, что, едва удерживаясь на грани истерики, машинально киваю. Я готова держаться за воткнутый мне в рот мужской член так, словно от этого зависит моя жизнь.
- .. .Достаточно! — удовлетворенно сказал мне он, и я с облегчением выпустила его головку из начавших неметь от напряжения губ. Медленно поднялась с колен. Он посмотрел на меня с удивлением:
- Сука, кто тебе разрешил встать?!
Я хотела что-то сказать в свое оправдание, но не знала что. Поэтому только несколько раз беззвучно открыла и закрыла рот.
- Ты не должна ничего делать без моего разрешения! Ты поняла, сука? Поняла?!
Я молча кивнула. Смешанная с тушью слеза докатилась до подбородка, но поднять руку и вытереть ее мне было страшно, чтобы снова не вызвать его гнев.
- .Это на будущее. А сейчас ты должна быть наказана. Надеюсь, что этот урок пойдет тебе впрок!
Он взял меня за шею и одним сильным рывкам бросил на теплый капот рядом стоящей машины. Задрал юбку вверх. Развал жалобно треснувшие тонкие трусики и отшвырнул их прямо на грязный пол.
- Расставь ноги!..
- Не надо. — слабо вырвалось у меня.
- Что?! — взревел он. — Ты еще будешь вякать?!
Мой зад обжог звонкий шлепок тяжелый мужской ладони. Я взвизгнула от неожиданности и боли. Он ударил еще. Я застонала. Попыталась сползти с машины. Но он снова сильно толкнул меня на нее. Кажется, мои стоны его только еще больше раззадорили, потому что на мою задницу тут же обрушилось еще несколько заставивших дергаться тело и обжигающих кожу шлепков.
- Не надо, милый! .Миленький, не надо! — назвав его по имени, ошеломленная стыдом и болью взмолилась я.
- Забудь мое имя! И у тебя его теперь тоже нет! Ты — просто шлюха! Дешевая и своенравная подстилка, которая хотела подороже мне себя продать! За рестораны, побрякушки, вот за этот самый костюмчик, который сейчас на тебе! ...Разве не так?
Я молчала, за один миг вспомнив и свою тщеславную гордостью, которую испытала, садясь перед сослуживцами в его шикарную машину, и взгляды, которыми я провожала проплывающие мимо витрины дорогих магазинов и ресторанов, считая, что их двери для меня теперь широко раскрыты.
- Разве не так?!
- Так. — глухо отозвалась я.
- Так, значит, кто ты на самом деле? Ну, кто?
- Шлюха...
- Не слышу! Громче!
- Шлюха.
- Громче!
- Шлюха!..
- Вот так-то лучше! — рассмеялся он. — Первую часть урока ты усвоила! Теперь вторая. Кто для тебя я?
Я не ответила.
- Кто?!
Новый хлесткий удар обрушился на мо многострадальный зад, и я охнула.
Странное дело, но этот шлепок не показался мне таким ужасным, как предыдущие. Возникло ощущение, что я на самом деле его заслужила.
- Так кто?!
- Не знаю. — пролепетала я, хотя у меня уже начала созревать слабая догадка.
- Думай! А это тебе поможет лучше соображать!
Еще один удар. .Задница уже горела так, словно по ней прошлась не мужская ладонь, а мне ее опалили пламенем. Но я, уже не пытаясь избежать своей участи, задержала дыхание в ожидании следующего шлепка и. даже слегка удивилась, когда он не последовал.
- Итак, кто тебя я?
Догадка почти созрела, но я еще не решалась ее высказать — настолько она не укладывалась в моей голове.
- Говори, иначе я тебе снова влеплю!
Я вдруг представила себя его глазами: распластанная животом вниз на широком капоте машины, с задранной юбкой, без трусов, с голым, красным от его шлепков задом. Беспомощная и покорная. И у меня вырвалось:
- Господин.
- Повтори громче!
- Господин!..
Сказав это, я неожиданно почувствовала облегчение, словно сняла какой-то камень с души. И была рада, когда он, обойдя машину сбоку, почти ласково взял меня пальцами за подбородок. Не меняя положения, я послушно повернула голову в его сторону.
- Значит, ты все поняла?
- Я кивнула.
- Ты поняла, что ты дешевая шлюха и моя рабыня, а я твой господин?
Я кивнула снова.
- Тогда повтори!
- Я шлюха, дешевая и рабыня, а вы — мой господин — деревянным языком пролепетала я.
Я сама не поняла, как у меня вместо обычного «ты» вырвалось «вы», но, кажется, сказать ему «ты» я теперь действительно не могла даже в мыслях.
- Отлично! — улыбнулся он. — Теперь ты понимаешь, что как твой господин, я имею право делать с тобой все, что захочу?
Он чуть сильнее сжал мне подбородок и вопросительно заглянул в глаза.
- Да. Я понимаю, да.
- А раз так, то возвращаемся к тому, на чем остановились. Раздвинь ноги!
Помедлив несколько секунд, я расставила свои выходные туфли на цементном полу.
- Шире!
Я раздвинула ноги еще.
- Хорошо. Так и стой! И запомни: если ты будешь хорошей рабыней, то я буду для тебя хорошим господином! Поняла?
- Да.
- Ну, вот, а теперь.
Он зашуршал одеждой за моей спиной. Я покорно ждала. Чуть вздрогнула, когда к моим половым губам прикоснулась тугая головка мужского члена. А через секунду он вогнал в меня свой толстенный хрящ почти целиком.
Я невольно прогнула назад спину и громко застонала. Но застонала я не от боли.
После его ударов, попа жарко горела. Наверное, к ней прилила все кровь, которая была в моем теле. К ней и к моей вагине. Ее стенки сейчас были напоены кровью и невероятно чувствительны, наверно, поэтому внедрение мужского члена и вызвало у меня не ожидаемую боль, а острейшего наслаждение.
Крепко держа меня за пламенеющие ягодицы, он снова и снова драл меня своим огромным корнем, раз за разом забивая его в меня до самой матки, и я негромко протяжно стонала от дикой смесь несильной боли и острого наслаждения.
А потом случилось невероятного. Показалось, что мой зад ошпарили кипятком. А потом огненная волна быстро потекла по моему телу в обе стороны — к пяткам и голове. Меня затрясло в неу¬держимых судорогах невиданного наслаждения. Через две минуты кончил и он, и я радостно почувствовала, как мою раскаленную вагину щедро заливает прохладная сперма, словно туша полыхающий в ее глубине пожар. Я сладко дернула попой, словно пытаясь расширилась и впитать в себя побольше этой желанной жидкости.
- Все — тяжело дыша, отвалился от меня он. — Можешь убираться... Вот тебе две сотни на такси... Юбку поправь! ...И трусы свои забирай! — подкинул он носком своего ботинка мои испачканные порванные трусики ближе к моим ногам. — Мне тут эта грязь не нужна.
Я быстро схватила трусы с пола и зачем-то обеими руками прижала к своей груди.
- Пошла вон! ...Да, и вот еще что — завтра после работы ко мне... — буднично добавил он, когда я была уже в дверях.
Я шла по ночной улице, чувствуя, как капли спермы вытекают из меня и липко струятся вниз по моим ногам, по-прежнему машинально прижимая к груди свои разорванные трусики. Но я не спешила выходить на проезжую часть и поднимать руку, потому что не была уверена, что правильно назову свой адрес. Но в одном я почему-то была уверена точно — в том, что завтра после работы я снова к нему приду.