Секс по телефону LineEro Logo
Секс по телефону LineEro Call

Набери 0910 Погрузись в мир своих фантазий!

Секс по мобильному телефону

по номеру 0910 ВСЕГО 35.00 рублей за минуту.

Секс по телефону позвонить

Хочешь услышать откровенные истории девушек? Позвони 0910

Олеся горячая блондинка

Олеся

Марина жгучая брюнетка

Марина

Аня развратная домохозяйка

Аня

Анжелика похотливая лолита

Анжелика

Оксана ненасытная студентка

Оксана

Эротическая история

Мы строили новую квартиру - получили в черновой отделке, два месяца еще бригада штукатуров и электриков вкалывала, и еле-еле въехали мы (я, роди¬тели и младший братик) в одну из четырех более-менее отделанных комнат. Старую квартиру пора было освобождать. Это случилось как раз во время моей лет¬ней сессии, в июне. Я сидела дома, готовилась к экзаменам и «следила» за бригадой из 4-х рабочих, которых папа нанял, чтобы окончательно привести квартиру в боже¬ский вид за лето. Братишку отправили на отдых, родители целый день на работе, я - с книжками. Но мне это быстро надоело, и стала я наблюдать за рабочими. Среди них была одна женщина, которая всеми командовала и 3 парня, достаточно молодых, и, надо признать, симпатичных (хотя и грязных - из-за ремонта).
Они не какие-нибудь хачики, а наши, русские парни. Работали тоже по-русски: во¬семь перекуров и тринадцать чаепитий за рабочий день. Один, особо миленький, все ко мне обращался: А как здесь хотите, а какого цвета здесь сделать? И называл меня «хозяйкой». Он был достаточно высокий, очень коротко стриженый и очень веселый. Как я позже узнала, его звали Вася...
Лето выдалось жаркое, и я в комнате лежала практически в неглиже, но когда надо было выходить к рабочим, накидывала длинный зеленый халат. Однажды я задремала в комнате, в майке и трусиках, видимо, не слышала, как Вася в комнату стучал, откры¬ваю глаза, а он на меня смотрит, просунув голову в дверь. Я вскочила, прикрылась, чем могла, говорю - что? Он (нет, чтоб отвернуться!) что-то спрашивает про обои. Я говорю, сейчас выйду, может, дверь закроешь? А он так ухмыльнулся, посмотрел с искрой в глазах на меня, тихонько дверь закрыл, и я слышала его задиристый смех.
Ну, думаю, сейчас всей своей бригаде расскажет, что у их «хозяйки» трусики и майка в розовый горошек...
Но нет, все было нормально. На следующий день, как-то получилось, что мы с Ва¬сей на несколько минут наедине остались, и он мне, как бы извиняясь за вчерашнее, сделал своеобразный комплимент - говорит, у меня прическа красивая (мои лохмы нечесаные!), и дает мне маленький пластиковый розовый цветочек, и делает жест, чтобы я его в волосы вставила. Я, чтобы ему приятное сделать, вставила этот цвето¬чек в волосы. Ему, похоже, понравилось. Он обошел вокруг меня, как будто сзади на волосы посмотреть, а я-то чувствую, что его взгляд совсем не на волосы смотрит, а на попу и на ноги. Я быстро сказала «спасибо за цветочек» и ушла в комнату. А он снова засмеялся.
Сижу с тетрадкой (завтра экзамен), а сама думаю об этом рабочем. Ну, пусть не совсем образованный, зато милый, веселый, работящий. Может денег не много, зато внимательный. Расфантазировалась, короче, как это свойственно девчонкам-студенточкам, у которых постоянного ухажера нет и не было толком, и сама не за¬метила, как рука моя скользнула в трусики, уткнулась в мягкие лобковые волосики, прошла ниже и стала играть с половыми губками, постепенно проникая глубже, во влажную атмосферу, нащупывая клитор и осторожно его поглаживая. Я представля¬ла, как будто вдруг все куда-то исчезли, а Вася этот пошел в душ умыться, и как будто я к нему незаметно пробралась, стою у него сзади, поглаживаю его спину, он пово¬рачивается ко мне, целует, гладит. Я вся разомлела, я вся текла, я мастурбировала с мыслями о сладком сексе с рабочим из ремонтной бригады, который сейчас стелил паркет в прихожей. Вот он целует мне грудь (моя левая рука нежно и быстро играет с сосками), вот он спускается губами к моему животу, снимает мои трусики, целует лобок, проходит язычком дальше, ниже, вот я раздвигаю ножки шире, он массирует мне попку, а язычком лижет мне клитор, вот он целует его и.
Бам-бам-бам! Стук в дверь. А? Что? Где? Мне приходится быстро спускаться с ди¬ванчика, принимать более менее приличный вид, силой сжимать мышцы влагалища, чтобы хлюпанья и обильная смазка меня не выдали, да и пальцы надо куда-то вы¬тереть. Рабочие закончили на сегодня, расходились. Я им говорю, что завтра нуж¬но прийти после обеда, поскольку я смогу быть только в это время. Ладно, все разо¬шлись. А Вася спросил - что такое завтра будет? Я говорю, экзамен. Он: А-а. Ну, тогда ни пуха, ни пера. И взглянул мне прямо в глаза своими черными глазами. Меня аж передернуло.
Я сдала экзамен на четыре. Расстроилась, честно говоря. Пришла домой никакая. Дома никого, рабочие придут только через пару часов. Вдруг, стук в дверь (звонок еще не поставили). Вася. Вася? А почему так рано? Он, говорит, вчера не успел одно место уложить паркетом. А это нужно сделать сегодня, чтобы всю бригаду не задерживать. Говорит, что видел, как я шла домой в расстроенных чувствах, понял, что я сдала не на пять, и поэтому. купил мне мороженое. И протягивает мне немножко потекший стаканчик. Я рассмеялась - так мило. Ладно, не заставлять же его работать. Пойдем, говорю, пожуем что-нибудь. Поставила чайник, достала что было из холодильника. Говорю, ты последи за чайником, а я переоденусь (в «тройке» в июне все-таки жар¬ко!).
Прихожу, а он уже все расставил, чай разлил. Хозяйственный, блин! Мы быстро чай попили, ни о чем особо не говорили - так, пару анекдотов он мне рассказал. Потом он переоделся (я наблюдала в полглаза, пока чашки мыла, за его накаченным телом и стройной фигурой). Потом пошла в комнату. Он стучал молотком. Сидела и думала, кто же из нас сделает первый шаг. Ясно же, что мы друг другу нравимся, что преграда «работник - хозяин» нас особо не смущает. Я дрожала - и от желания, и от скрытого страха. А он все стучал молотком. Я уже сердиться стала, ходила по комнате туда-сюда в одном нижнем белье, губы себе чуть ли не в кровь искусала, а он все стучал молот¬ком. Я уже возненавидела его, накинула халатик, и резко раскрыла дверь комнаты - а он как раз стоял у двери, так что я фактически врезалась в него. Быстро подняла на него глаза, и вдруг что-то во мне сжалось. Я почувствовала себя маленькой-маленькой девочкой, совсем беззащитной, одинокой и испуганной. Вася шагнул в комнату, я от¬ступила. Он сделал еще шаг, закрыл за собой дверь. Я тяжело дышала, как испуганный звереныш. Он спокойно смотрел на меня, его губы по-доброму улыбались. От него пахло опилками. Он сказал: «Иди ко мне, не бойся». Не знаю, что со мной случилось, но я просто воткнулась в его жесткую грудь, обняла его за плечи и разрыдалась, как ребенок, на руках у совсем незнакомого человека. Я плакала без причины, просто так - это были слезы не радости и не печали, это были просто слезы. Вася гладил меня по голове, успокаивал, целовал меня в волосы. Постепенно я успокоилась, и мы уселись на диванчик. Я тихонько всхлипывала, а он говорил всякую успокаивающую ерунду. С ним было легко. Он был как мягкий медведь, как любимая подушка, как хороший старший друг. Он уложил меня на диван, укрыл, принес мне водички, поставил рядом и сказал, чтобы я поспала немножко, а ему надо докончить работу, пока остальные не пришли. Я говорю: «Вася, не уходи, пожалуйста». Он: «Я попозже зайду, а пока усни».
Я не спала, конечно, но немножко забывалась. Не заметила, как пришли остальные рабочие, стало шумно. Часов до семи они работали, а в семь неожиданно вернулись родители (обычно они приходили не раньше девяти). Я на это и рассчитывала, дума¬ла, что у меня будет часок с Васей - ан, нет. Ему быстро пришлось ретироваться.
Два дня выходных - мы с ним не виделись. Наконец-то долгожданный понедельник, родители ушли с утра на работу, к девяти пришли рабочие. Вася выглядел печально. Все остальные над ним подшучивали.
Рабочий день тянулся бесконечно долго. Но все-таки он ко мне забежал, сказал, что уйдет со всеми, чтобы не вызывать подозрений, и как все разойдутся, вернется ко мне.
Наконец-то мы остались одни. Совершенное не смущаясь ничего, как только он во¬шел, я накинулась на него с жадными поцелуями, и буквально звала его в комнату. Он раздевался на ходу, но продолжал сладко целовать меня. Я возбудилась моментально, еще до того как он пришел. По его стоячему члену было понятно, что и он меня хо¬тел сильно. Фактически без прелюдии он оказался на мне, и через пару минут после легкого массажа моей груди губами и моей попки руками он оказался во мне. При первом его толчке я взвыла: Вася даже испугался, но я выла и кричала от радости, от удовольствия, а он всаживал мне (в презервативе, конечно!), тяжело дышал. Я гово¬рила: быстрее, Васенька - и он делал быстрее, я схватилась за него руками и ногами, и через несколько верных фрикций он с бесшумным вздохом кончил в презерватив, а я несколькими мгновениями позже - сжимала и разжимала мышцы влагалища его постепенно смягчающийся пенис. Мне было хорошо, я наконец-то после долгого воз¬держания от души потрахалась с мужчиной, который мне нравился. Пусть мне было немножко больно, но это была такая сладкая боль!
Было пора собираться. Мы разговаривали обо всем, пока лежали, отдыхали, пока он собирался. Мы обменялись телефонами. Я пообещала посылать ему эсемески.
Мы занимались сексом всего пять дней - всю рабочую неделю. Я закончила сессию, впереди - два месяца каникул. Иногда мы встречались в выходные на нейтральной территории. Никто из бригады или из родных не догадывался о наших отношениях. Я уже по уши была в него влюблена. Он оказался очень искусным любовником - мог на лету угадывать мои желания и предсказывать мое поведение. Он ласково лизал мою киску и щекотал клитор, посасывал соски и пальчики на ногах, «зарывался» носом в мои лобковые волосики, целовал мою шею и даже хотел залезть мне пальчиком в попку, но я этот порыв прекратила. На время, конечно.
Скоро рабочие закончили ремонт, я въехала в свою новую комнату. Все здесь мне напоминало о Васе - обои, линолеум, плинтус - все! И с новыми чувствами я бежала к нему на свидание. Все лето было просто превосходным. Я надолго запомнила мою первую настоящую любовь. Осенью мы расстались. Не то чтобы друзьями, но и без
обид.